Уйдите по-хорошему: на ПМЭФ предрекли ликвидацию 90% банков

Подписаться на актуальные новости


Россия смогла решить самые острые текущие проблемы в экономике, и в ближайшей перспективе можно рассчитывать на возобновление роста, заявил президент РФ Владимир Путин, выступая на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума.

«Мы сохранили резервы, существенно сократился отток капитала: по сравнению с первым кварталом 2015 года в пять раз. (Тут правда непонятно, стоит ли радоваться, потому что есть подозрение, что просто больше особо нечему утекать). Снижается и инфляция. Если взять месяц к месяцу, за предыдущий период между, скажем, 2015-м и 2014 годами, то, скажем, если взять 2016-й и 2015-й – в два раза практически инфляция сократилась», — перечислил президент. По его мнению, уровень инфляции в 4-5% в среднесрочной перспективе достижим. Напомним, Банк России ставит целью достичь 4% годовой инфляции к концу 2017 года.

Ставится задача достичь роста экономики на уровне 4% в год, отметил Путин. «Да, конечно, я помню, о чем мы говорили предыдущие годы. Сегодня мы говорим о более скромных цифрах», — сказал он, и напомнил, что текущее замедление экономики – это общемировая тенденция.

Пока не удается решить структурные проблемы в глобальной экономике, заявил президент, и пожаловался на «барьеры для перетока прорывных технологий в другие регионы мира».

Одной из ключевых задач для российской экономики Путин назвал снижение бюджетного дефицита (о котором много говорилось в первый день форума) и снижение зависимости бюджета от углеводородного сырья. «В ближайшие 5–7 лет надо как минимум вдвое сократить ненефтегазовый дефицит», — заявил он.

Упомянул глава государства и о необходимости улучшения делового климата. Для этого нужно повышать прозрачность отношение госструктур и бизнеса, снижать возможности для незаконного уголовного преследования, декларировал президент. «Представители силовых структур должны нести персональную ответственность за неоправданные действия, которые привели к разрушению бизнеса. Считаю, что эта ответственность может быть и уголовной».

Важнейший фактор, который определяет экономический рост, — производительность труда. «Нам необходим рост производительности труда не менее 5% в год», -указал глава государства.

Предприятия, которые готовы решать такие задачи, должны получать доступ к финансированию, в том числе через институты развития, добавил Путин. Ключевой задачей банка развития – Внешэкономбанка – будут высокотехнологичные проекты, отметил президент.

При этом глава ВЭБа Сергей Горьков отметил, что банки развития — не только в России, но и в мире — де-факто оказались не готовы к рыночным изменениям. Судя по финансовым показателям, к ВЭБу это относится в полной мере.

«Флуктуация рынков происходит намного чаще, чем жизнь кредитов, которые выдают банки развития. Кредит, который выдает банк развития, — это десять лет и больше. При этом за последние десять лет мы видели в России два кризиса, которые серьезно изменили ситуацию в экономике», — сказал он. По его словам, банки развития пока не могут найти для себя ниши, которые нашли коммерческие банки, научившиеся «управлять рисками, повышать ставки, сокращать сроки (кредитования – Прим.ред)».

«Вопрос в том, дадим ли мы банкирам уйти по-хорошему»

Однако и в банковской системе все не так радужно – такие оценки прозвучали на панельной сессии «Банковский сектор – адаптация к новым условиям». Самое громкое заявление сделал генеральный директор госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» Юрий Исаев, который предложил государству вмешаться в банковскую консолидацию во избежание ликвидации до 90% существующих банков.

«Консолидация и уход банков с рынка неизбежны. Вопрос в том, дадим ли мы возможность банкирам уйти по-хорошему, или они все пройдут через горнило принудительной ликвидации и банкротства. Уйти по-хорошему банкирам сейчас невозможно, потому что невозможно продать свой бизнес на рынке... Если государство не вмешается в такую консолидацию, то минимум 80%, а то и 90% оставшихся банков пройдут через процедуру не совсем приятного общения с АСВ, — заявил Исаев. — Если эта консолидация государством управляться не будет, тогда нам хватит сил, чтобы оставшиеся банки, так сказать, обработать и «похоронить». Если же какая-то будет вводная по консолидации, то тогда нам будет меньше работы».

По его словам, есть шанс, что процесс консолидации может быть относительно миролюбивым, если «дать возможность людям из своего бизнеса выходить до того момента, когда все стало совсем плохо».

По данным АСВ, которые озвучил Исаев, сейчас в процессе ликвидации находятся 264 российских банка, при этом действующих банков в стране на сегодня 567. «Это показывает масштаб проблем, которые накопились в банковской системе», — заявил глава АСВ, отметив, что изначально агентство рассчитывалось на одновременное проведение двух-трех санаций и 10—20 ликвидаций банков. В процессе санации сейчас находится 32 проекта, 22 завершено, уточнил Исаев.

Он впервые озвучил цифру — за всю историю агентство выплатило 1 трлн рублей 2,5 млн вкладчиков, при этом только с начала 2016 года было выплачено 250 млрд рублей. Долг агентства Банку России сейчас составляет 358 млрд рублей, и до конца года он может удвоиться, предупредил Исаев. Сбалансировать систему и сократить нагрузку из фонда выплат по страхованию вкладов в перспективе смогут новые подходы – bail-in и страхование депозитов юрлиц.

Банковской системе нужны изменения революционного характера, так как ситуация в ней неустойчивая, заявила гендиректор Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Екатерина Трофимова. По ее словам, текущее инерционное развитие банковской системы не позволит обеспечить сектору уровень возврата на капитал более 1%. Она тоже считает, что отрасли необходима консолидация.

«Необходимо говорить об активизации процессов слияния и поглощения, ускорения уходов игроков с рынка», — сказала она. «Многие смотрят в сторону банковского сектора как возможного драйвера экономического роста. Я не разделяю эту позицию, не вижу предпосылок, сил, возможности рекапитализироваться банковской системе. Она продолжает концентрироваться на крупных структурах, но говорить о существенной консолидации банковской системы все-таки не приходится. Количество банков сокращается, но это не качественные изменения», — считает Трофимова.

При этом существующие проблемы банковской системы РФ — это не кризис, а последствия кризисов 1998 и 2008 годов, уверен Исаев. «Регулятор сейчас делает ту работу, которую должен был делать в течение последних лет шестнадцати и даже больше», — заявил Исаев. То, что сейчас происходит с банками – один из самых проблемных этапов, которые требует не просто защитной реакции на текущие обстоятельства, но и переосмысления ситуации, добавила Трофимова.

По оценкам АКРА, в 2016 году прибыль банковской системы составит 400-450 млрд рублей, и в дальнейшем будет в районе 600-700 млрд рублей ежегодно, прогнозирует Екатерина Трофимова. Напомним, в 2014 году прибыль банков РФ, по данным ЦБ составила 589 млрд рублей, в 2015 — 192 млрд рублей.

«Абсолютно понятно, что нам делать!»

Тем временем на просторах форума развернулась полемика о судьбе нефти и сырьевых доходов. Деловой завтрак Сбербанка, который начался с мирного диалога на тему: «Есть ли жизнь после нефти», неожиданно стал ареной противостояния министров экономического блока.

Во вступительном слове глава Сбербанка Герман Греф отметил, что соседние страны успешно развивают альтернативную энергетику, в то время как Россия пытается «ухватить за хвост» нефтяную эпоху. "Это навевает немножко грустные нотки", — сказал Греф.

В ближайшие 20 лет нефть будет оставаться главным ресурсом и России не стоит стыдиться своего преимущества, парировал глава Минэнерго Александр Новак.

«До 2040 года углеводороды будут ключевым источником энергии в мире. Россия как один из основных производителей имеет преимущества, и было бы глупо терять эти преимущества. В перспективе до 2040 года нефть и углеводороды будут доминирующими источниками энергии, хотя доля возобновляемых источников энергии будет увеличиваться», — сказал Новак.

Он также выразил сомнение, что электроавтомобили, о которых так много говорят, изменят мир.

«Я не соглашусь с вами. Как владелец Tesla могу сказать, что это совсем другое качество, которое пока люди не могут разделить из-за высокой цены. Она умная, умеет делать многие вещи, которые пока не умеют делать ни BMW, ни Mercedes», — возразил Греф. И обратил внимание на то, что прогнозы в области развития технологий делать проблематично.

Нефть останется основным источников энергии, выразил согласие с российским министром исполнительный директор Royal Dutch Shell Бен ван Берден. А глава французской Total Патрик Пуянн указал на необходимость инвестировать и в развитие возобновляемых источников энергии. Однако российский вице-премьер Аркадий Дворкович заметил, что инвестиции в альтернативные источники энергии не дают отдачи, и «эта тема пока бесконечно дорогая». Поэтому нужно подождать, пока возобновляемые источники станут более дешевыми, считает он.

«Мы ждем, когда технологии станут более дешевыми. Зачем платить высокую цену, если можно внедрить что-то, что уже опробовано в мире. Кто-то может сказать, что это замедляет развитие, но это более рационально с точки зрения потребителя», — сказал чиновник.

Тон беседы изменился, когда слово передали министру финансов Антону Силуанову с вопросом о том, что делать в новом мире нефтяной державе.

«Абсолютно понятно, что нам надо делать! Надо перестать гадать, какая будет нефть при определении наших прогнозов. Мы сами создаем себе шоки, сами создаем проблемы для бюджета, для экономики, для курса, для денежно-кредитной политики, так как хотим надеяться, что нефть вернется на уровень в 100 долларов за баррель, и мы повысим зарплаты и пенсии», — довольно резко высказался министр. Он предложил планировать бюджет, ориентируясь на структурную цену на нефть 40—50 долларов за баррель. Если же цена станет выше, то дополнительные доходы будут аккумулироваться в фондах «Нужно обезопасить нашу экономику от колебаний цен на нефть», — резюмировал министр.

Тысячелетние горизонты министра Улюкаева

Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев неожиданно выступил с ироническим замечанием по поводу надуманности подобных дискуссий.

«Дискуссию о том, нефтяной век — это наше будущее или прошлое, я нашел в 1870 году; возможно, она была и раньше. Одна точка зрения — что как мало разведанных запасов и цена будет астрономически взлетать, другая — что так быстро происходят изменения в потреблении, что цена будет снижаться. На коротком диапазоне обе точки зрения имеют право на существование, на длинном — они обе неверные. Что касается разговоров о возобновляемых или невозобновляемых источниках энергии. Все источники возобновляемые. Углеводороды — это солнечная энергия, трансформированная определенным образом. Все наши источники — это энергия солнца. Зависит от горизонта. У вас горизонт — три месяца или три тысячи лет? Вот от этого зависит ваше отношение к источникам энергии», — сказал Улюкаев.

Тонкую иронию сменил жесткий скепсис в отношении позиции Минфина.

«Давайте из головы возьмем какую-нибудь цену и будем строить под нее нашу жизнь. Какая вероятность, что она будет такой? Знаете, это как в примере про вероятность встречи с зеленой обезьяной. Какая вероятность? 50 на 50 — встретишь или нет», — сказал Улюкаев.

«Давайте возьмем ноль или минус десять, и будет еще лучше, с точки зрения макроэкономики», — иронизировал Улюкаев. Он назвал позицию Минфина «ответом некачественной системы госуправления». «Это ответ некачественной системы государственного управления: «давайте излишки увезем в резервы». Нам надо не бюджетное правило, а нам нужен правильный бюджет, который ориентирует нас на развитие. А вы предлагаете убрать с рынка деньги, так как считаете, что рынок неспособен ими распорядиться. Как будто мы обладатели сокровенного знания и укажем всем, как надо работать», — сказал Улюкаев, резюмировав, что надо «устранять разруху в головах», меняя систему госуправления.

Он также высказался о том, что не стоит разделять статьи расходов бюджета на «защищенные и незащищенные».

«Конечно, это позор»

«Огня» беседе добавил бывший министр финансов РФ, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин, который назвал случившийся обвал рубля позором для страны, в частности, ее экономических властей.

«Обрушение национальной валюты больше чем в два раза — для экономических властей это позор, как и для страны. Это означает, что мы не можем создать стабильные условия для бизнеса», — сказал Кудрин.

Он подчеркнул, что к такой ситуации привела зависимость от нефтяных цен. «Мы получали от мира по 200 миллиардов долларов и стали очень зависимы от этих величин», — констатировал он. Впоследствии экономист пояснил журналистам свои слова, призвав не винить в падении курса национальной валюты Банк России, но от оценки «позор» не отказался.

«Конечно, это позор. Но отпускать рубль надо было, ЦБ здесь ничего не мог поделать. Плавающий курс неизбежен», — сказал Кудрин.

Глава ЦСР снова подчеркнул, что власти не должны были создавать такую зависимость экономики от нефти и тратить деньги. Он отметил, что экономическому блоку есть чему поучиться у коллег из Саудовской Аравии или Норвегии. «Опыт Саудовской Аравии и Норвегии, которые имеют даже больше доходов от нефти, показал, что этого можно избежать», — заключил Кудрин.

Подписаться на актуальные новости

Вход на сайт