Деньги ЦБ банкам не нужны

Подписаться на актуальные новости


Объем кредитов банков, привлеченных от ЦБ, уменьшился за апрель на 23,7%, до 3,1 трлн руб. (с учетом валютной переоценки), а их доля в пассивах снизилась до 3,9% — минимального уровня с апреля 2012 года. По данным ЦБ, наибольшее снижение зафиксировано по кредитам под нерыночные активы (почти на 90%) и рублевое репо (на 80%). Задолженность по валютному репо снизилась на 10,7% за месяц. По мнению старшего вице-президента банка "ФК "Открытие"" Константина Церазова, частично сокращение сделок с ЦБ объясняется высокой ставкой по его кредитам (по недельному репо в рублях составляет 11%): банки перемещаются на межбанковский рынок и междилерское репо.

Также снижение долга перед ЦБ объясняется тем, что в апреле Федеральное казначейство впервые в 2016 году конвертировало в рубли 400 млн руб. Резервного фонда для финансирования дефицита федерального бюджета. Выход Минфина на рынок, по мнению экспертов, несет риски структурного профицита ликвидности. Сейчас средства ЦБ обходятся банкам дороже, например, чем средства Федерального бюджета, средства Резервного фонда и даже депозиты физлиц. По данным ЦБ, в первой декаде мая средняя максимальная ставка привлечения вкладов топ-10 банков составила 9,75%. Средства казначейства банки получают менее чем под 10,6%, а часть сконвертированных средств Резервного фонда, которая сразу попала в оборот, стала бесплатным пополнением ликвидности.

Профицит ликвидности, казалось бы, должен стимулировать кредитование, но этого не происходит. "Профицит может привести к риску образования "пузырей" в розничном, корпоративном и ипотечном кредитовании",— говорила в апреле в интервью Bloomberg первый зампред Банка России Ксения Юдаева. Но, по данным ЦБ, в апреле объем кредитов экономике снизился на 1,3% (кредиты компаниям сократились на 1,6%, по физлицам почти не изменились).

Эксперты уверены, что в условиях все еще высоких рисков банки не готовы к росту кредитования. "Кредитная активность не выглядит привлекательной из-за подавленной экономической активности, банки более склонны накапливать ликвидность,— отмечает главный экономист ПФ "Капитал" Евгений Надоршин.— С 2014 года многие сократили кредитование и фактически рефинансируют и реструктуризируют портфели или кредитуют стратегические предприятия и приоритетные для государства направления". По его словам, ситуация напоминает ту, что имела место в банковских секторах США и еврозоны с конца 2009 по 2014 год. "Получаемую ликвидность банки не направляют на кредитование экономики из-за высокого кредитного риска и отсутствия спроса на кредиты с адекватным уровнем риска,— говорит аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай.— Свободные средства они чаще вкладывают в ОФЗ, погашают долги перед ЦБ или покупают качественные облигации эмитентов". По словам господина Надоршина, большинство "нетоповых" заемщиков банки кредитовать не готовы. "Они могли бы и хотели бы получить кредиты даже под высокие ставки — 20-25%, но встречают отказ: банки опасаются, что высокие ставки станут публичными и навредят их репутации",— указывает он.

Впрочем, по мере исчерпания существующих источников ликвидности и возобновления кредитной активности банки могут вновь начать занимать у регулятора, что повысит роль ставки ЦБ. По мнению Евгения Надоршина, ситуация может измениться уже в следующем году, когда средства Резервного фонда в основном будут исчерпаны и банкам понадобится замещать выбывающую ликвидность за счет ЦБ.

Подписаться на актуальные новости

Вход на сайт